А.К. for Selesta

Пусть пройдёт сто лет, пусть двести, знай — ничего не изменится.) 

«Джин Ридо.

  — Ты должен развлекаться с молодыми поклонницами, — сказала она. — Хотя бы равными тебе по возрасту. 

Она, пыхтя, развернулась на небольшой железной кровати. 

— Ты теперь известная личность. А я просто старуха. 

Молодой скульптор пересёк комнату и опустился перед ней на колени. Он положил голову на бёдра возлюбленной и поцеловал её ладонь, что заставило женщину осознать морщинки и старческие пятна, появившиеся на этой руке в последние годы.

— Всеми достижениями я обязан тебе, — прошептал пылкий скульптор. 

Он был её кумиром тридцати лет. Она следила за его творчеством, сначала обучаясь в колледже, затем работая в музее. Однажды ароматным летним вечером в Париже — в 1921 году — он попал под колёса машины и умер.

А теперь он был с ней. Она обладала им полностью — его любовью, чувствами и плотью. Это пугало её. 

Наконец, на улице стало тихо. Полицейские разогнали толпу зевак. 

— Если бы такая слава пришла ко мне в прошлые годы, то, возможно, моя жизнь была бы другой, — сказал он.

— Великие скульпторы получают признание только после смерти. 

Она улыбнулась и пригладила его волосы.

— Никто не ожидал, что вы начнёте возвращаться и пользоваться своей известностью.

Она потратила годы, изучая его творения и биографические данные.

Она представить себе не могла, что окажется с ним в одной постели, вдыхая его запахи чувствуя колючий подбородок. (Он всегда хотел вырастить бороду, но обстоятельства не позволяли этого.) Они сидели по ночам и говорили обо всём на свете — обо всём, кроме его искусства. Искусство в достатке освещалось прессой.

Одним из самых популярных заголовков в газетах стал слоган: „Джин Ридо — “вернувшийся» великий скульптор." 

В статьях говорилось, что он был первым из надвигавшейся лавины старых мастеров. «Вернулся гениальный скульптор! Вскоре мы встретим и других корифеев искусства!»

Теперь он стал всемирно известным.

Шедевры, созданные им почти столетие назад — работы, которые продавались лишь за несколько сотен франков, — сейчас расходились за миллионы долларов. У него появились фанаты. Но ему была нужна только Марисса. 

— Ты сохранила меня для истории, — сказал он, словно кот, прижимаясь щекой к её коленям. — Ты восхваляла мои скульптуры, когда никто другой не знал меня.

— Считай, что я твоя прислуга, — ответила женщина. — Хранительница твоего творчества.

Она запястьем убрала с лица длинные пряди волос — волос, которые ежедневно становились всё более седыми и тонкими.

— Разве это не так? 

Он смотрел на неё синими глазами. Даже разглядывая зернистые чёрно-белые фотографии, которые она собирала годами, Марисса знала, что его глаза были такими синими и прекрасными.

— Меня не волнует наш возраст, — сказал он. — Я всего лишь скульптор среднего уровня. Но теперь я знаю, что моё искусство вело меня к тебе.

Он вновь поцеловал её." 

(Джейсон Мотт «Вернувшиеся»)

 

Обсудить у себя 1
Комментарии (1)

Красиво..

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: